Волновая генетика

Волновая генетика

Расшифровать «слово», вдохнувшее жизнь в живую материю, в человека, пытаются исследователи всего мира. Тщетно. Предполагается, что оно записано в тексте генетического кода, скрытого в молекулах ДНК. В рамках программы «Геном человека» ученые сумели за 10 лет установить последовательность трех миллиардов «букв» в нашем генетическом тексте. Колоссальный успех! Казалось бы, теперь только и читай… Увы! Из трех миллиардов букв удалось прочесть лишь 2%. Остальные 98 все также непонятны.

Принципиально иной подход к прочтению генетического текста предлагает доктор биологических наук, академик РАЕН Петр Горяев. Он не утверждает, что близок к желанной разгадке, но говорит, ссылаясь на академика Лихачева, что при переводе Библии была допущена принципиальная неточность. Точный перевод ее первых слов – «В начале была Мысль…». Лишь затем Мысль – нечто неосязаемое – воплотилась в свете и звуке, то есть в волне. Стала звучащим Словом – волновой структурой, несущей образ и смысл. И программу жизни всем организмам Земли, включая человека. А реализуют ее молекулы ДНК, несущие и текст, и образ. Поскольку они излучают и свет, и звук, то и замысел Творца надо искать на волновом уровне.

 

Наша судьба записана в ДНК. С середины 80-х Горяев разрабатывает собственную теорию волновых функций генетического аппарата. Его сенсационные эксперименты подтверждают двойственную природу генов: они – вещество и поле одновременно. Поле акустическое и фотонное. Горяев уверен: именно полевая форма хромосом (хранительниц генов) управляет развитием организма. Сначала она «размечает» его пространственно-временную конструкцию. Внутри яйцеклетки создаются волновые образы частей будущего организма. Здесь же частично записывается и его социопрограмма, если угодно – судьба. И лишь затем, послойно, осуществляется материальное воплощение развивающего эмбриона.

Такой подход Горяева и его коллег вызывает резкую критику со стороны классических молекулярных биологов и генетиков, которые рассматривают гены сугубо с материалистических позиций – как вещество. И не более.

Чтобы из крохотной клетки построить сложный организм, обязательно должна быть главная программа, считает Горяев. В изученной части генома (те самые два процента) ее просто нет. Там есть «гены, отвечающие за…». За цвет волос, форму носа, глаз. Они «штампуют» нужные белки, кодируют ферменты. И все. Но эти процессы в триллионах наших клеток должны быть согласованными и регулироваться в пространстве и времени организма по единому плану. Если он нарушается, возникают мутации, уродства, рак… Но где именно записана эта главная программа? Горяев утверждает: она – в неизученной, основной части генома.

 

Молекулы души и тела. Классические генетики уверены: молекулы наследственности ДНК – это и есть та вещественная матрица, в которой записано «слово» – наша программа развития, генетический код. Горяев считает, что это не совсем так.

«С позиций волновой, или квантовой, генетики ДНК работают не только как вещество, но и как источник электромагнитных и звуковых полей. В них и надо искать, – говорит он. – Это можно сравнить с аудиовидеозаписью. Мы ставим компакт-диск, видим и слышим записанное на нем, и эта запись на нас как-то влияет. Но ведь влияет не вещество, из которого сделан диск, а записанные на нем свет и звук. Также работают и ДНК. Эти молекулы излучают информационное поле, и именно в нем на волновом языке записан весь план организма, его физического и духовного тела. То есть – и тела, и души.

Впервые идея такого информационного поля молекул ДНК была выдвинута еще в 20-х годах прошлого века российскими учеными Гурвичем, Любищевым, Беклемиршевым. Горяев просто пошел дальше. И пришел…к Солярису! Помните мыслящий океан в фильме Тарковского?

«Мы убедились, что неизученные 98% генома – голограмма. Подвижная, пульсирующая, жидко-кристаллическая голограмма, работающая на лазерных свойствах ДНК. На их способности излучать волны разной длины, создавать световые и звуковые образы и самой же считывать их, – говорит ученый. – В этой голограмме в свернутом виде и записаны все тексты и геометрические планы организма. Записаны разным цветом и звуком, как на аудиовидеопленке, только голографической, объемной. Чтобы реализовать всю эту информацию, текст надо прочесть, послушать, а графические образы увидеть. И генетический аппарат – как мыслящий биокомпьютер – сам себя читает, слушает, видит и включает нужные программы синтеза белков и других веществ».

В точности, как изменчивый океан Соляриса, читавший память людей и облекавший в плоть их мыслеобразы. Так что объемная голограмма генома и есть главный план построения организма. Но как прочесть его?

 

Книга, читающая сама себя. «Наша работа с лингвистами и математиками МГУ и Математического института РАН показала, что структура последовательностей букв человеческих текстов – будь то речь или книга – математически близки, – говорит Петр Горяев. – Но если обычную книгу мы читаем строчка за строчкой, то голограмму генома можно читать из любой точки в любом направлении. И это дает бесчисленные варианты чтения. К тому же текст в ней не стационарен – постоянно пульсирует, меняется, разноцветно мерцает, порождая огромное количество новых образов и текстов. (Поэтому мы и развиваемся, эволюционируем, как и все живое на Земле).

Прочесть их, понять смысл, запускающий тот или иной процесс, можно лишь осветив каждый текст тем же цветом, каким он записан. То есть волной наружной длины. И биокомпьютер нашего генома безошибочно делает это, выбирая из бесконечного числа вариантов именно тот текст, который ему нужен. В результате возникают световые и акустические образы – волновые конструкции всех микрочастей будущего организма. Затем они заполняются материей – белками, углеводами, жирами и т.д. И мы обретаем плоть. Скажем, чтобы появился нос, надо сначала смоделировать его волновую конструкцию. И лишь затем заполнить его веществом… Так создается весь организм».

Но каким образом клетки согласуют свои действия? Как вообще возможен мгновенный, одномоментный анализ и передача информации в триллионы клеток? Ведь для этого не хватит никаких сверхсветовых скоростей. По мнению Горяева, возможно это лишь в том случае, если все клетки связаны мгновенным единым, неразрывным сознанием. Тогда информация не передается от одной клетки к другой, а как бы сразу «размазана» по всему организму. Таково свойство голограммы, содержащей целое в каждой своей частице. Как все это происходит, пока до конца непонятно, но иначе объяснить этот главный, волновой, принцип действия наших хромосом невозможно. Как невозможно представить и то, что в любой нашей клетке спрятан целиком каждый из нас. В виде свернутого досье.

 

Единая формула всего Сущего. Выводы П. Горяева напрямую перекликаются с одной из самых сенсационных идей нашего времени – теорией английского физика Дэвида Бома о мире как некоей Суперголограмме. В ней каждая частица – копия целого, и несет информацию и о себе, и о мире в целом. Знает, что в этот миг происходит с любой другой частицей, даже если та – в миллионах километров от нее. И скорость здесь ни при чем, ибо мир – единая ткань. С мгновенной связью.

Суперголограмма, как вселенский супермаркет, содержит в себе все на свете. Волновые, энергоинформационные образы прошлого, настоящего и будущего. Всей материи, всех измерений и всех событий. Всего сущего. И все связано со всем в единую ткань – люди, события, деревья, песчинки, чья-то смерть и рождение, крики чаек и капли дождя, адажио Альбинони и 11 сентября в Нью-Йорке, мысль, мелькнувшая у кого-то в Австралии и вдруг вспыхнувшая в вашем мозгу… Все пронизывает все. И нет вчера, сегодня и завтра, есть единая ткань времени и пространства, в котором все существует здесь и сейчас.

Иными словами – Вселенная разумна. И мы, ее фрагменты, резонируем с ней. Ибо наше сознание – лишь частица ее разума, неразрывно связанная с целым.

Разве не об этом едином поле сознания писал Вернадский? Не отсюда ли и все наши озарения, вспышки ярких воспоминаний о случившемся не с нами, не здесь, не сейчас? О местах, где мы никогда не были, о людях, которых никогда не встречали.

 

Все связано со всем в единую ткань – люди, события, чья-то смерть и рождение, крики чаек и капли дождя, цунами в Индонезии и 11 сентября в Нью–Йорке. Не потому ли, даже уходя, мы продолжаем жить в сознании других яркими, звучащими образами. Объемными. Как и положено в голограмме.

В мире множество истин. Но высшая – о единстве всего сущего. Вот ее формула: «Я существую во всех, все существуют во мне». Этой формуле, записанной в древней книге «Зоар», не менее четырех тысяч лет.

 

О чем кричат фантомы? «Вселенная семантична, то есть она, как текст, полна смыслов, которые можно выразить в волновых образах и звуках. И нужно научиться читать их, чтобы узнать законы, по которым мы существуем в этом мире, – говорит Петр Горяев. – Именно это мы пытаемся делать, но на уровне клетки. Созданный нами лазерный биокомпьютер способен моделировать волновые, текстовые голографические процессы в клетках и считывать их информацию. Облучая клетки пучком лазерного света, мы видим их реакцию. А так как свет и звук точно соответствуют друг другу, то по спектру светового рассеивания можно судить и о звуках, которые издают молекулы ДНК.

Мелодия ДНК сообщают об их состоянии. Если им хорошо, они звучат на низких частотах. Если плохо – частоты повышаются. Скажем, при нагревании до 40-42 градусов клетки начинают «кричать», сообщая, что им плохо, ибо плавятся жидкие кристаллы хромосом, на которых в ДНК записана вся наследственная информация. Стираются высшие волновые коды развития организма».

Эти слова Горяев подтверждают и американские данные. Джим Джимзевский, исследователь из калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, открывший звуковые колебания мембран живых клеток, утверждает, что в различном состоянии клетки испускают звуки определенной тональности и высоты. Это значит, что болезнь можно услышать по звучанию клеток.

Тут уместно вспомнить, что первые сенсационные результаты группа Горяева получила лет 20 назад. Именно тогда, еще экспериментируя с ядрами клеток и хромосомами, они впервые услышали отчаянные «крики» погибающих молекул наследственности. «Крики», конечно, метафора. На языке науки – это резкое изменение спектра акустических колебаний.

Но было и нечто другое, поразительное!… Однажды ученые случайно измерили спектр пустого места, где до этого находились молекулы ДНК. Спектр оказался почти таким, словно молекулы по-прежнему были там. Пустое место не только рассеивало луч лазера, как преграда, но и звучало «взволнованными» голосами молекул, будто они кричали от боли, вызванной разрушением ядер. Вот только сигнал был послабее.

Каким-то непостижимым образом в момент их гибели произошла запись этой информации в пространстве. По мнению Горяева, здесь остался «волновой каркас» генома. И теперь голоса подавали фантомы умерших ДНК.

Спустя пять лет аналогичные результаты были получены в Стэнфордском университете в США, но реальных объяснений этому не нашли. А совсем недавно группе Горяева удалось вызвать фантом и иным способом, обучая ДНК определенными электромагнитными полями. «Зрелище было завораживающее!» – говорит ученый. Поразительно: спектрометр регистрировал фантом около 40 дней! Именно столько времени по религиозным представлениям (и не только у христиан) душа остается рядом с умершим. Через 40 дней фантом распался. Но Горяев убежден, что и после этого срока остается еще какой-то «волновой каркас» из сверхлегких частиц. Этот фантом практически вечен, как и душа человека, но для его физической регистрации нужны более чувствительные приборы.

Впрочем, не всегда. Разве случайно из века в век кочуют рассказы очевидцев о призраках? По сути, – о волновых фантомах, которых в определенных физических условиях или психофизических состояниях некоторым удается увидеть. Но это уже – из области «запредельного».

А вот общий вывод исследований ученого с мировым именем, академика Натальи Бехтеревой: «Какой-то процент людей продолжает существование в другой форме, в виде чего-то, отделяющегося от тела, чему бы я не хотела давать иное название, чем «душа». Действительно, в организме есть что-то, что может отделиться от него и даже пережить самого человека».

Тот редкий случай, когда доказать нельзя, но убедиться можно.

 

Волновой клон получен? Все это очень интересно, скажет скептик, но что, кроме веры в вечную жизнь, дает такое знание волновой природы генома? Какой в нем практический смысл?

Все просто. Горяеву удалось доказать: волновой фантом ДНК сохраняет биологическую активность и способен влиять на живой организм. Он может повреждать полевую защиту здоровых молекул, менять смысл записанных в нем генетических текстов. А это ведет к тяжелым заболеваниям.

Но если фантом способен влиять на здоровье ДНК, почему бы ему не влиять и на больные? Не убивать, а оживлять. И когда его группа впервые сделала это в Москве, они сами не поверили результату. Сочли случайностью. Зато не сочли другие. Их тут же пригласили в Канаду. В Торонто они создали Корпорацию волновой генетики и вышли на практическое применение своей теории.

«Мы сделали простую вещь, о которой мечтают все, кто занимается клонированием, – поясняет Горяев. – Взяли поджелудочную железу новорожденного крысенка и использовали ее как матрицу. То есть «сняли» и запомнили генетическую информацию этой поджелудочной железы.

Ее текст. (Зеркала лазера сохранили ее фотонный «узор»). Биокомпьютер считал эту волновую генетическую информацию и передал ее на умирающих от диабета крыс, у которых поджелудочная железа была искусственно удалена. И случилось то, чего десятилетиями добивались биологи и медики, – у крыс регенерировалась новая поджелудочная железа и все они выжили! А контрольные больные крысы без такого воздействия погибли. Это означает, что прямо в теле животных была клонирована нормальная поджелудочная железа. И что нами найден способ волнового управления стволовыми клетками, ибо только они способны дать клоны клеток, образующих поджелудочную железу».

Если все действительно так, как говорит Горяев, то перспективы невероятны. Кто не согласится без хирургии заменить на новые, молодые, свои старые и больные внутренние органы?! Конечно, сделать предстоит еще немало. Но, по словам Горяева, сделано главное: доказана принципиальная возможность такой замены. «Мы делали это и на расстоянии, конвертировав лазерный луч в радиоволны, и передавая посредством их информацию крысам в соседнем помещении».

И попадали точно в цель. Как это возможно? Где гарантия, что эту волновую информацию получит крыса, а не лаборант, или кто-то иной? Это ведь та же трансгенная инженерия, но волновая. Не получится ли гибрид крысы и человека?

Эту информацию воспримет только родственный организм, и только настроенная на нее, нуждающаяся в ней биосистема. Для остальных это – ничто. Самой большой сенсацией в Канаде стали эксперименты, проведенные нами на большом расстоянии. Канадцы сажают крыс в машины и отвозят на 15-20 километров. Мы передаем туда свою волновую информацию. Все обреченные крысы выживают. Все здоровы. У всех регенерировалась поджелудочная железа. И так – 4 серии по 15 животных. Канадцы были в шоке. Миллионер, который нас туда пригласил, срочно вылетел с полученными данными в Нью-Йорк. Через день, по его возвращении, нам было предложено уехать в Москву. Почему – можно только догадываться. Видимо, мы несколько опередили время и мешаем многим…

В прошлом году совместно с медиками из Нижнего Новгорода мы не только полностью повторили канадские результаты, но ушли гораздо дальше. Оказалось, если по нашей методике обработать крыс до введения яда, убивающего поджелудочную железу, они приобретают к нему устойчивость. Давай им хоть лошадиные дозы яда, и – ничего. Возникает своего рода волновой иммунитет. И выходит, мы нашли принцип некоего волнового антидота. Я убежден – вызывая у человека «волновой иммунитет», а также применяя другие модификации наших технологий, можно эффективно бороться и с тяжелыми вирусными заболеваниями, с гриппом, СПИДом, с туберкулезом и т.д. Главное – мы поняли принцип. И научились им пользоваться.

 

Вы говорите о практическом применении волновой генетики? Именно. Если мы сумели впервые в мире регенерировать поджелудочную железу прямо в организме, это значит, что мы, практически, волновым путем запрограммировали ее стволовые клетки. То есть сделали то, над чем бьются медики. И хотя сейчас уже есть некоторые успехи, в частности, за рубежом, где сумели вырастить из стволовых клеток подобие сердечной мышцы, все же это весьма долгий путь. Его можно существенно укоротить. Потому что основной путь работы генома – волновой.

 

Применяли ли вы свою методику к людям? Да, мы это делали. Разумеется, на добровольцах и руками медиков. Она работает.

 

И каковы результаты? Они впечатляют. Об успехах заявлять преждевременно, а вот негативные результаты нас ошеломили. Мы поместили на стекла биологический материал, взятый у нашего сотрудника (сперму) и «прочитали ее» нашим биокомпьютером, то есть сняли с нее волновую информацию. Затем она адресно вернулась к сотруднику. С ним – плохо. 10 дней он был в критическом состоянии. Едва не погиб. Я много думал над этим, пока не догадался: он подал на себя собственную эмбриональную информацию. Экстремальную! Искажающую нынешнюю голограмму его генома нелепым требованием превратить старика в юношу. Точнее – в эмбрион. Но механизм запустился, и пошла поломка в организме, все расшаталось… Кстати, я был рядом с ним, но на меня почти никакого воздействия не было. Вот какова прицельная мощь и опасность таких технологий!

 

Нет ли у вас чувства, что вы уже переступили запретную черту? Я все время в сомнении. Один из наших сотрудников недавно сказал: «Я в этом больше не участвую. Боюсь. Бог не наказал нас, но предупредил». Я все же думаю – надо познавать Его замысел. Но познавать очень аккуратно. Почему это необходимо? Очень много зла на Земле, и его надо опережать знанием. Если кто-то захочет сделать из волновой генетики наступательное оружие, мы должны знать, как защититься. Для этого надо быть впереди.

 

Вы уверены, что его еще не существует? Оно есть, и его давно применяют. Но пока на ином уровне – вербальном. Вспомните НЛП – нейролингвистическое программирование. Это та же волновая генетика, которой широко и бесконтрольно пользуются. Ведь некоторые слова и тексты «взрываются» на ментальном уровне в геноме человека, рвут хромосомы, искажают наследственные программы, вызывая болезни. Наконец, они делают нас послушным орудием в чужих руках. Впрочем, это отдельная тема.

 

Запрет. Не только отдельная, но и тупиковая. Ибо возвращает нас к непостижимой загадке слова. К скрытой в нем материальной силе, которая способна творить невозможное. Проклятия, обрекающие на болезнь и смерть. Заговоры, останавливающие кровь. Молитвы, несущие исцеление. А ведь, казалось бы, всего лишь набор звуков в определенной последовательности! Правда, как выяснилось, каждое слово еще и «окрашено» в определенный цвет спектра… Но что это объясняет? Почему звуковые колебания слов способны вызывать такие изменения в организме – фатальные и спасительные? На каком бы языке их ни произносили! Выходит, есть некий универсальный язык. Понятный всему живому. Он понятен нашим клеткам, растениям. Но не нам. Словно наложен запрет. И вряд ли это случайно. Нобелевский лауреат, американский физик Чарльз Таунс утверждает: «В законах Вселенной явно присутствует разумное начало». Чего не скажешь о нас.

Владимир Кючарьянц.

Назад Содержание Дальше...